intervyu-direktora-naska.-viktor-czybenko.jpg

В чём ДНР уступаем России в сфере IT и когда в ДНР появится электронный документооборот. Эксклюзивное интервью для DNR LIVE руководителя компании «НАСКА» Виктора Цыбенко. Часть 2.


Вы говорили у нас есть определенные особенности с подготовкой IT-шников?

Есть нюансы трудоустройства молодых специалистов, которые заканчивают вузы. Многие выпускники, выходя из вуза и не освоив до конца прикладные программные обеспечения, абсолютно уверены, что они грамотные квалифицированные специалисты. А им придется решать сложные комплексные задачи, получая соответствующее вознаграждение, которое находится на среднем уровне. Как правило, молодые специалисты сталкиваются с несоответствием своих ожиданий и предлагаемым уровнем заработных плат. Это касается не только нашего рынка, а всех рынков. По мере профессионального роста специалиста уровень ожидаемой заработной платы вырастает примерно за 3-4 года.

Почему у студента выпускника такая завышенная самооценка?

Как правило, вузы не взаимодействуют и не сотрудничают с теми организациями, где будут работать эти специалисты. Выпускники не понимают локальных проблем предприятия и в целом специфики деятельности предприятия.

В России на данный момент есть комплексная программа устранения этих неровностей — образовательные стандарты начали менять на профессиональные стандарты. Есть инициатива Агентства стратегических инициатив, которую поддержал президент Российской Федерации. Также ее поддержали Министерство труда и соцзащиты, Министерство науки и высшего образования, Российский союз промышленников и предпринимателей.

Стандарты для профессий создают предприятия и эти стандарты становятся обязательными для вузов. У вузов, конечно, остается своя свободная часть программы, но то, что диктуют работодатели — становится для вуза основой обучения. У нас к этому пока не пришли. Хотя об этом уже говорят 4-й год. В ДНР профессиональные стандарты собирается внедрять почему-то Министерство образования и науки ДНР, но они только собираются.

А кто должен внедрять?

Ведущую роль в России выполняет Министерство труда и соцзащиты. Потому что профессиональный стандарт — это все-таки стандарт работника, а не стандарт студента. И стандарты, которые вводятся в Российской Федерации, подразумевают не только обучение, а и значительную долю работы студента уже на предприятии, в реальной бизнес-среде. То есть, закончив вуз выпускник становится опытным специалистом, который знает каким образом функционирует то или иное предприятие и имеет реальный опыт работы. Ему потом на основную работу гораздо проще устроится.

У нас к этому не пришли. Надеюсь, посмотрят, что в России делают.

А у Вас выпускников какого вуза больше?

Донецкий Национальный Технический Университет. Фактически он единственный выпускает специалистов в сфере информационных технологий, которые нам нужны. Есть еще Донецкий Национальный Университет, но у него в этой отрасли база гораздо меньше.

Краснодипломники?

Не обязательно. Человек может по-разному относится к обучению. Можно заниматься самообразованием, получая диплом для галочки. Человек, у которого оценки не самые высокие, может обладать гораздо большими способностями нежели отличник.

В чём мы сильно уступаем России в сфере IT?

Ни в чём. На данный момент у нас база обучения для Южного федерального округа Российской Федерации уникальная. Ни в Ростове, ни в Краснодаре, ни в Волгограде нет такой базы и вооружения. Поэтому пока еще Донецк их опережает.

Хотя сейчас там делаются очень большие шаги для того, чтобы эту базу создать, вкладываются колоссальные усилия в образовательную среду, информационные технологии. Но пока еще мы являемся кузницей кадров не только для нас, но и на весь юг России.

Под базой Вы подразумеваете образовательные технологии и преподавательские кадры?

Да. Всё что у нас на данный момент осталось. Преподаватели ведь тоже уехали вместе со студентами на территорию Украины. Но те наработки и та база университетов, которая есть, позволяет выпускать довольно квалифицированный персонал.  А этой базы в России никогда не было, по крайней мере в тех областях и районах, которые с нами граничат.

А если мы говорим в целом о стране. В IT мы сильно отстаем от России?

Если не в обучении, а в применении, то на данный момент сильно.

Это документообороты какие-то?

В том числе и электронный документооборот, который Россия активно применяет. Они начали применять электронные документы в бизнесе еще начиная с 2011 года. Как ни странно, инициатором этого в Российской Федерации было Министерство финансов. Они ввели понятие «электронного счета» или по-другому «универсальный передаточный документ», который в некоторых сферах является единственным документом — и счетом, и актом. Этот документ с применением электронной подписи стал единственно необходимым с законодательной точки зрения. Предприятия с учетом огромной территории Российской Федерации получили колоссальные сокращения транзакционных издержек на пересылку бумажных документов, сокращение времени. Документооборот уменьшился — сделки ускорились. Это нашло очень широкое применение.

Предприятия сейчас смотрят в эту сторону и активно переводят документооборот в электронный вариант, включая и заключение договоров. Тоже самое происходит на таможнях и во всех сферах жизнедеятельности.

Очень активно в России развивается портал госуслуг. Жители ДНР, которые получили паспорта РФ, имеют возможность воспользоваться этим порталом. Минкомсвязи РФ активно участвует в расширении функционала портала госуслуг. Эта программа поддерживается Президентом РФ точно также, как и другие проекты цифровизации.

А мы почему «буксуем»?

Не могу сказать, чего именно сейчас не хватает. По сути, законодательная база, которая позволяет начать эти проекты, была создана почти 5 лет назад. Необходимо реализовывать программы, подготавливать правовую инфраструктуру.

При ДНР были куплены серверные мощности?

Что-то было куплено, что-то было аккумулировано путем объединения мощностей с нескольких предприятий, с нескольких органов госвласти. Дополнительное оборудование было приобретено. Объединив усилия мощностей этого оборудования можно создать полноценный центр обработки данных.

Во всем мире активно развивается технология блокчейна. Очень многие путают эту технологию с криптовалютой, в которой также применяется блокчейн. На самом деле это система безопасного распределения и хранения информации. Эта технология вполне может использовать несколько разных серверов. Организации могут наблюдать за оборудованием, соблюдать необходимые меры безопасности для того чтобы его использование не повлияло на утечки данных и т.д. А непосредственно использование блокчейна может позволить создать межведомственные системы в распределенных ЦОДах (центрах обработки данных – прим. ред.), не сводя их физически в одно место.

Это дорогое удовольствие?

Абсолютно бесплатно. Эта технология открыта и ее можно использовать. Только необходимы знания и наличие профильных специалистов.

На сколько это поможет сократить операционные, транзакционные расходы?

Если создается какая-то межведомственная система, допустим электронного документооборота, то эта система может работать на существующем оборудовании. То есть не будет необходимости приобретать дополнительные мощности.

Всё равно же нужно будет написать какую-то программу?

Написание прикладных программных приложений, в которых будут работать участники того же электронного документооборота — это отдельный вид работ.

Это дорого?

Электронный документооборот при использовании типового программного обеспечения может обойтись предприятию недорого. Допустим, сейчас у нас предприятия получили возможность использования российских программных продуктов 1С. Мы, имеем возможность легально завозить это программное обеспечение. И тот же документооборот, который уже создан и обкатан в российских реалиях, мы можем привезти. А не писать что-то кустарное, какие-то кусочки программного кода. Хотя попытки тут создавать что-то своё есть, потому что завести готовый продукт никто раньше не мог. Но сейчас такая возможность есть и, по сути, типовой российский документооборот 1С мы можем сюда поставить и продать, реализовать всем желающим.

То есть, например, мы берем Первый республиканский супермаркет и весь их документооборот с компанией Мастер-Торг переводим в электронную форму. 

На данный момент чтобы перевести электронный документооборот между субъектами хозяйственной деятельности необходимо еще принять ряд нормативных документов. А вот если мы будем говорить за документооборот между органами государственной власти, то есть большое поле для развития. Некоторые государственные субъекты используют системы электронного документооборота для внутренних целей, но на межведомственный уровень, по имеющейся у меня информации, это еще никуда не выходило.

Имеется ввиду между министерством каким-то и подведомственным ГП? Какого уровня есть?

Между министерством и министерством.

Такого нет?

Нет. Хотя наше законодательство на данный момент позволяет это делать даже без применения электронной подписи аккредитованного удостоверяющего центра. При формировании соглашения об участии в межведомственном документообороте его можно поменять. Можно применять неквалифицированную подпись для пересылки внутренних документов. Законодательство, принятое в 2015 году, позволяет это делать. В принципе делать сейчас это возможно.

А удостоверяющий центр это при «Почте Донбасса»?

Головной удостоверяющий центр был в Министерстве связи ДНР. «Почта Донбасса» была аккредитована Министерством связи. Как аккредитованный удостоверяющий центр «Почта Донбасса» еще в начале 2019 года выдавала квалифицированные сертификаты электронной подписи, которыми можно пользоваться при электронном документообороте.

Я так понимаю и к нотариусу можно не ходить в таком случае?

К нотариусу надо ходить. У нас есть закон «О нотариате», структура работы нотариусов у нас регулируется Министерством юстиции. Это нужно у них узнать, что они об этом думают. Готовы ли они применять электронную подпись и создать систему электронных документов. Допустим, для пересылки писем, служебных записок, распоряжений, протоколов этот документооборот можно абсолютно спокойно применять.

А какие прогнозы? Когда у нас всё это будет?

Всё зависит от желания, от исполнителей, от тех, кто работает. Опять-таки если будет необходимость, если будут предусмотрены на это программы. Возможно, сейчас у наших руководителей стоят другие задачи и цели.

Возможно, не до этого?

Есть ситуация с коронавирусом, есть внешние ограничения. Опять-таки большая часть работы направлена на противодействие агрессии со стороны Украины, и актуальность создания этих систем сложно предугадать. Необходимо смотреть внутрь каждой организации — какие у них есть заботы, какие цели перед ними стоят. Но отложенный спрос существует, в том числе и в этой сфере. Надеемся на активизацию и реализацию данного спроса.

Читайте также: О Covid-19, инвестициях и IT-секторе в ДНР – интервью директора IT-компании.

Копирование материалов с сайта разрешено с указанием ссылки на источник